Две эпохи самозарядных ружей

Две эпохи самозарядных ружей с инерционным затвором: от Шьегрена до Чиволани Как ни странно, но именно самозарядные ружья за последние 20 лет получили наибольшее развитие и распространение. Их доля значительно возросла во всех сегментах практики использования, и особенно в охоте и спорте.

Российский рынок гражданского оружия сегодня предлагает 6 базовых моделей гладкоствольных полуавтоматов отечественного производства и десятки их модификаций, зарубежные же производители представлены здесь более чем 20 фирмами, сотнями моделей и их вариантами. Примечательно, что на фоне смены групп и классов самозарядной автоматики и постепенного ухода системы с отдачей ствола и длинным его ходом, наряду с газоотводной, бурное развитие переживает автоматика самозарядных ружей, действующая от энергии отдачи всего оружия. Такие ружья сегодня выпускают Benelli, Beretta, Franchi, Stoeger, Breda, C. Guerini, Pietta, Marocchi и Ata Arms, они стали настолько привычными, что мы часто уже и не задумываемся об их «родословной». Но, как и во всём, здесь также была своя история.

Тип самозарядной автоматики, действующей от отдачи всего оружия с использованием инерционного затвора, был изобретён в ту же «золотую» пору великих оружейных открытий — в конце XIX в., а первым образцом оружия этой системы, доведённым в 1904 г. до серийного производства, оказалась инерционная гладкоствольная самозарядка шведского инженера Акселя Шьёгрена (Axel Sjogren). Встречавшиеся ещё в конце прошлого века в России, эти ружья были с прямыми ложами из среднесортного ореха, их металлические части и механизмы имели высокое качество исполнения, на стволах значилась надпись «Avtomat system Sjogren patent», а на ствольных коробках — «Haandvaaben vaerkstederne -Kjobenhavn».

Известный русский и советский оружиевед С. А. Бутурлин в 20-е годы прошлого века писал: «…Из этих «дробомётов» старый браунинг значительно удобнее и лучше нового винчестера, и очень хорош и удобен более не выделываемый шведский шогрен». Принцип действия автоматики ружья Шьёгрена кратко и ёмко выразил академик В. В. Благонравов: «При отдаче оружия особая муфта-ползун, оставаясь по инерции на месте, сжимает пружину, которая затем, разжимаясь, отодвигает ползун вместе с затвором назад» (1931). А. Шьёгреном с таким же типом инерционного затвора была изобретена и военная винтовка обр. 1911 г., которая перед первой мировой войной в России рассматривалась специальной оружейной комиссией Артиллерийского комитета на предмет принятия её на вооружение, и, как писал В. Г. Фёдоров, на испытаниях получила положительную оценку. Продолжению испытаний этой самозарядной винтовки помешала начавшаяся война.

Выпуск самозарядного ружья А. Шьёгрена также оказался свёрнутым в 1914 г. и уже никогда не восстанавливался. Так ушло в историю первое ружьё этой системы.

Но оружейная история часто воскресает на новом витке развития мышления, научных открытий и новых технологий, а иногда и просто по какому-то уникальному случаю. Так произошло и на этот раз. Через полвека после Шьёгрена, в 1965 г., самозарядное ружьё новой конструкции с автоматикой, действующей от отдачи всего оружия и инерционным затвором, сконструировал итальянский оружейник Бруно Чиволани из Болоньи. Началась новая эра развития инерционников, которой в этом году исполнилось 45 лет.

Появившиеся в конце 60-х — начале 70-х гг. прошлого века в Европе и США эти новые, необычной конструкции самозарядные ружья под маркой Вепеlli сначала приятно удивили изысканностью форм, простотой устройства и высокой функциональностью, затем смутили некоторых не совсем понятным принципом действия («там ничего нет, а как стреляет»), и, наконец, покорили сердца многих стрелков и охотников в более чем 80 странах мира всех континентов. В России ружья Вепеllilli успешно продаются вот уже более 15 лет и также приобрели множество поклонников.

Логично предположить, что такое оружие могло родиться только в семье талантливых оружейников, каковыми, без сомнения, были в конце 60-х и являются сейчас специалисты Вепеlli Armi. Но особую роль при его создании сыграла всесторонне одарённая личность конструктора-изобретателя. Кто он, этот малоизвестный в широких кругах творец нескольких модельных линий самозарядных ружей и пистолетов новых конструкций, все эти годы не то что совсем замалчиваемый, но, во всяком случае, остающийся несколько в тени, талант? И что им было изобретено — оружие новой системы или нового, неизвестного до этого принципа действия, или новой конструкции? Такие мысли возникают неспроста, если прочесть, например, один из рекламных буклетов Benelli Armi двухлетней давности, где утверждается, что «Молодой талантливый изобретатель из Болоньи Бруно Чиво-лани разрабатывает модель самозарядного гладкоствольного ружья с новым принципом работы автоматики. Интуиция и изобретательность молодого инженера сразу же получили поддержку братьев Бенелли». Так трактовать этот вопрос, по-видимому, не совсем корректно, так как Бруно Чиволани не открывал нового, неизвестного до этого принципа работы автоматики самозарядного ружья. Этот принцип, как мы уже выше отмечали, был известен давно, а в начале XX в. воплощён в серийно выпускаемый образец охотничьего оружия. В поисках ответов на эти вопросы мы и обратимся к краткому жизнеописанию великого Бруно.

 

Бруно Чиволани — изобретатель ружей «Бенелли»

Бруно Чиволани родился в 1922 г. в крестьянской семье, которая проживала в местечке Сан Джорджо ди Пьяно, что в 15 километрах севернее Болоньи, столицы области Эмилия-Романья. Селение благоухало в окружении сочной, колоритной природы обширной равнины Апеннин, по которой в Венецианский залив гонит свои воды самая крупная река Италии — По. Здесь Бруно провёл детские годы, здесь из куска водопроводной трубы он смастерил своё первое ружьё под «Флобер». Ружьё получилось столь удачным и настоящим, что однажды при возвращении с очередной охоты с добычей пернатой дичи он был остановлен инспектором полиции, встреча с которым закончилась для юноши печально — самодельное ружьё было конфисковано.

В 1935 г. семья Чиволани переехала жить в Болонью и через некоторое время тринадцатилетний мальчик вместо школы оказывается пристроенным учеником в оружейную лавку мастера Орландо Гранди. Так рано у Бруно начались его ружейные «университеты». Здесь ему очень пригодились знания письма, чтения и основ арифметики, усвоенные дома. Он прилежно занялся изучением и вскоре стал неплохо разбираться в устройстве механизмов охотничьих ружей, находившихся в лавке. Но вот состоялась и та, главная встреча Бруно, оставившая неизгладимый след в его юной душе и повлиявшая на ход всей его жизни — встреча с ружьём Шьёгрена. С этого времени Бруно уже не расстаётся с мечтой создать значительно более совершенный образец ружья этого типа — с инерционным затвором, работающим от отдачи ружья при выстреле. Начатые занятия в вечерней школе снова оказались заброшенными, хотя курс физики был освоен самостоятельно.

Вторую мировую войну 17-летний юноша встретил будучи рабочим одного из филиалов крупного механического предприятия «Минганти», рядом с «Минзоли», где выпускалась продукция военного назначения. Эта работа молодому человеку была зачтена за прохождение военной службы, что и спасло его от горнила этой самой жестокой из войн.

После окончания войны Бруно Чиволани открывает мастерскую по изготовлению различных деталей из листового железа методом штамповки и возобновляет кипучую деятельность в своём главном жизненном увлечении — изобретательстве оружейных механизмов и продвижении к созданию образца самозарядного ружья нового типа. Идея приобретает реальные очертания с покупкой ружья Шьёгрена и началом его испытаний и опытов. Поскольку, в отличие от шьёгренского ружья, создавалась конструкция полностью закрытой в ствольной коробке затворной группы с её инерционным телом, в первую очередь требовалось определиться с кинематической структурой механизмов автоматики, найти подходящие формы, размеры и массы её деталей, подобрать соответствующие материалы, сорта стали, степени закалки силовых узлов, рабочих поверхностей и т. д. Чего только стоило изготовить эффективно функционирующую пружину затвора, опытные образцы которой, по рассказам внука Андре, дед «пачками» обжигал и закаливал в домашней печке на кухне своей квартиры. Для справки: пружина затвора в ружье этой системы — единственный мотор автоматики, его «сердце», которое надёжно должно «биться» весь многолетний период эксплуатации ружья и обеспечить ресурс до 100 000 срабатываний и даже более, как это принято в современных системах ружей Benelli Armi.

Известно, например, какого напряжения сил и творческого потенциала требует от группы конструкторов разработка нового образца оружия при содействии научно-технических подразделений и служб завода. Чиволани же был один, без профессиональных умений и навыков конструкторской деятельности, без чертежей, теоретических расчётов и руководств. Единственной «лабораторией» и «конструкторским бюро» ему служила маленькая мастерская в Кроче Коперта на окраине Болоньи, в которой ещё шла и штамповка жестяных изделий. Но был талант оружейника, помноженный на целеустремлённость, волю и огромное трудолюбие.

Метод изготовления деталей для механизмов будущего ружья также был один — на токарном станке и с напильником в руках самому вытачивать все необходимые детали с интуитивным подбором характеристик, испытывать их стрельбой, браковать негодные, делать новые, опять проверять, дорабатывать и вновь испытывать.

С таким упорством изобретатель трудится около пяти лет, чтобы получить только действующий прототип стреляющего устройства будущего ружья. Ещё некоторое время ему потребуется, чтобы этот механизм облачить в новые, совершенные формы ложи, выполнить художественный декор ствольной коробки и даже сделать на её правой, парадной стороне искусную надпись следующего вида и содержания: «AUTOMATICO. В. CIVO-LANL». Под ней: «BOLOGNA 29.5.65». Это был неимоверно радостный финал, торжество идей, победа творца над неизведанным, и одновременно — начало эры самозарядных охотничьих ружей нового типа. Только теперь мы можем представить, что через 18 лет это первое ружьё стараниями творца и талантливых оружейников Benelli разовьётся в модель под именем герцога местности Ур-бино — Montefeltro, а ещё через 5 лет труда этого коллектива появится модель Raffaello, наименование которой олицетворяет такую же «эпоху возрождения» её первого прототипа — Automatico. В. Civolani.

Но вернёмся к истокам. В 1966 г. «самозарядное ружьё, в качестве механизма перезаряжания которого служит инерционный затвор с пружиной, действующие от отдачи всего оружия» было защищено патентами и подошло время его обнародования в кругу специалистов-оружейников.

Было крайне важным получить профессиональную оценку первенца и заключение по целесообразности его серийного производства. Этот шаг также оказался не самым лёгким. Предложения, сделанные Чиволани нескольким оружейным компаниям принять образец для испытаний и освоения его заводского изготовления, не увенчались успехом. Никто не хотел рисковать репутацией как успешно выпускаемых самозарядных ружей модифицированной системы Браунинга с отдачей ствола, так и новых, недавно созданных ружей с газоотводным механизмом перезаряжания.

И тут Чиволани вспомнил братьев Бенелли из Пезаро, которые наряду с выпуском мотопродукции время от времени занимались оружейной тематикой. Тем более что его мастерская исправно выполняла заказы по поставке им штампованных металлических пробок для топливных баков мотоциклов и мопедов. Проект, как известно, братьями Бенелли был рассмотрен и принят и вскоре началась его промышленная разработка. К концу 1969 г. на новом заводе компании Benelli в Урбино уже выпускалось ружьё с инерционным затвором, модель 121.

Бруно Чиволани продолжает усердно работать над усовершенствованием своего первенца и через 9 лет, в 1978 г., появляется новый образец ружья, открывший серию знаменитых SL 80. Это модели 121, 122, 123, Special 80, Extra Lusso и другие, выпускавшиеся в версиях для охотничьей стрельбы дробью и пулями, а также для спортивной стендовой стрельбы.

Теперь семья Чиволани живёт в большом доме в Болонье, где одна из просторных комнат отводится под кабинет и одновременно мастерскую, с кульманом, верстаком, тисками и многочисленными инструментами оружейного мастера-изобретателя. Лето семья проводит в дачном доме на юге области, между Болоньей и Флоренцией, где также была оборудована оружейная мастерская. Бруно ревностно относился к своим изделиям и никого из домочадцев к ним не подпускал, за исключением сына, который интересовался оружием и помогал отцу в воплощении его задумок в металл.

Одна из базовых моделей инерционных самозарядных ружей Benelli — Montefeltro

Следующее пятилетие мастера будет ознаменовано разработкой ещё более совершенного образца — модели Montefeltro. В ней впервые появляется поворотный затвор, меняется схема запирания, ствол теряет длинную цилиндрической формы муфту для размещения затворной группы. Ствольная коробка становится монолитной, без «крышки», в качестве которой и служила длинная муфта ствола. Меняются массо-габаритные характеристики основного элемента инерционного тела — затворной рамы, на ней появляется копирный паз для направляющего штифта затвора. Увеличивается мощность пружины затвора, укорачивается ударник, меняется место крепления УСМ на передний штифт, вместо заднего. Словом, это было новое творение Бруно Чиволани и новое, третье по счёту концептуальное ружьё Benelli Armi -знаменитое Montefeltro, появившееся впервые в 1983 г. По сути, Montefeltro стало базой для целого поколения ружей Benelli, выполненных на новом техническом уровне, по новой технологии, сберегающей время и расходы производства.

Но великий мастер и не думает останавливаться, он упорно трудится над совершенствованием Montefeltro и уже через 2 года, в 1985 г., на производство ставится модель Super 90 с новым, селективным механизмом подачи патронов, с регулировкой погиба приклада и другими новшествами. С её появлением была в основном завершена вся стилистическая линия ружей Montefeltra

Однако ностальгия европейских охотников по классике Benelli — ружью SL 80 и амбициозность оружейников делают своё дело — в 1988 г. появляется новое ружьё с чертами старых, классических форм, вобравшее в себя все достоинства Montefeltro и Super 90. Это были первые образцы впоследствии ставшей знаменитой модели Raffaello, названной в честь великого живописца и архитектора эпохи Возрождения Рафаэля Санти, уроженца Урбино. По сути её отличий от Montefeltro можно указать на две принципиальные вещи: появление съёмной крышки ствольной коробки и возвращение крепления УСМ на задний штифт.

Benelli Raffaello Crio — одно из самых элегантных и надёжных самозарядных ружей, созданных Бруно Чиволани

Важно отметить, что именно линия Raffaello открыла эпоху самозарядного охотничьего ружья как произведения искусства, превознесла до недосягаемости стиль его художественного оформления. Это была настоящая культурная революция в оружейном деле, о чём свидетельствуют такие модели Raffaello, как 121, 123, Special, Lusso, Premio, Anniversario Rinasimento, Colombo, Executive, Elegant, De Lux, Black, Crio, Millionaire, Bimillionaire и их множественные модификации.

Ружьё МЗ S90 с комбинированной системой перезаряжания. Оружие могло работать в помповом или самозарядном (по инерционной схеме) режимах

Вскоре оказались созданными и другие, более специализированные образцы ружей Benelli, такие как спортивные Centro Super Sport и Ml S 90 Practical, сверхмощное Super Black Eagle, тактическое М 1 S 90 Tactical, комбинированное M 3 S 90, охотничьи «двадцатки» различного функционального профиля, ружья линии Comfort и другие. Известность ружей Benelli быстро выходит далеко за границы Центральной Европы, они становятся популярными в Северной Америке и Евразии, а весть о талантливом изобретателе из Болоньи достигает даже страны восходящего солнца. Предприимчивые японцы устраивают месячную поездку Бруно Чиволани в Токио, где ему предлагается «тесное сотрудничество» по созданию новых, перспективных образцов самозарядных ружей. Речь, естественно, шла о ружье с инерционной автоматикой, но патентная его защита продолжала действовать и переговоры велись только о газоотводной системе. Результаты этих переговоров нам неизвестны, но вполне можно допустить, что именно они и дали оружейникам Benelli Armi и самому Чиволани толчок к совершенно новому для компании проекту самозарядного ружья с газоотводной автоматикой.

Приняв участие в открытом конкурсе ДААЕ 3098R 0408 1998 г. по созданию нового гладкоствольного боевого полуавтомата газоотводного типа для вооружённых сил США, оружейники Benelli Armi и Бруно Чиволани в рекордно короткие сроки делают ружьё с газовым двигателем под названием A.R.G.O. (Auto Regulating Gas Operated) и защищают его патентами. Так появляется модель М 4 S 90, выигравшая конкурс по всем показателям — кучности стрельбы картечью, времени разборки и сборки, функционированию без отказа механизмов перезаряжания и замены деталей (25 000 выстрелов) и др. Сегодня М 4S 90, кроме корпуса морской пехоты США, принята на вооружение в жандармерии Франции, в британских и немецких спецподразделениях, а также силовых службах Ирландии. «Четвёрка» стала также и прародительницей одного из самых популярных охотничьих самозарядных карабинов — Benelli Argo.

«Лебединой песней» Бруно Чиволани в области длинноствольного оружия оказалось создание самозарядного ружья Xanthos («Ксантос»), в серийном производстве реализованного компанией Breda. Xanthos — современное охотничье ружьё, конструктивно существенно отличающееся от самозарядных ружей Benelli, хотя и имеет один и тот же тип автоматики с инерционным затвором. И всё же в нём видны отголоски отдельных черт тех первых ружей Чиволани 60-х годов, моделей В 121 и SL 80. Возможно, это и есть та таинственная связь начала и конца, которая отмечает наше появление на свет, взросление и уход в мир иной. Не стало великого оружейника спустя два года после того, как Xanthos вышла в серию, то есть в 2008 г.

BREDA XANTHOS

• Инерционное самозарядное охотничье ружьё Breda Xanthos (12×76)

• Стальная ствольная коробка выполнена из цельной заготовки, за счёт чего коробка получилась очень прочной и одновременно с этим лёгкой — эксклюзивный метод фирмы Breda, не имеющий аналогов

• Ствол выполнен методом глубокого сверления и по сравнению с кованым обладает лучшими характеристиками осыпи дроби

• Удобные для стрелка инновации — например, отпала необходимость регулировки длины подствольного магазина относительно ствола и её строгой фиксации с обязательной пометкой рисками

 

Кроме создания нескольких модельных линий самозарядных ружей, Бруно Чиволани существенный вклад внёс и в разработку новых конструкций спортивных пистолетов компаний Benelli и Fiocchi, а также изобрёл образец самозарядного револьвера.

Надо полагать, Бруно Чиволани прожил непростую, насыщенную творческой деятельностью жизнь, которая даровала ему как радости, так и огорчения, физические и душевные. Начав осваивать обработку металлического листа штамповкой, в результате несчастного случая при работе с прессовальным станком он лишился трёх пальцев левой руки. Можно представить, с каким трудом Бруно Чиволани после этого приходилось изготавливать детали его ружей, выполняя работу токаря, слесаря-сборщика и наладчика.

25 сентября 1997 г. в семье Бруно Чиволани случилась трагедия: ружьё, являвшееся главной страстью его жизни, отняло несравнимо большее, чем могло бы дать. Случайный выстрел из этого ружья забрал жизнь сына Мауро, оставив сиротами внуков Андре и Стефани. Но нужно было жить дальше и даже через некоторое время вернуться к творчеству оружейника. Работы по Benelli M4 S90, Breda Xanthos и др. были выполнены им уже после трагедии, когда оружейнику было за 80. Бруно Чиволани спешил сделать и ещё одну необычную задумку, словно чувствуя, что времени на это отпущено уже не много. Одной из последних его работ было создание самозарядного револьвера, патент на который был сделан в 2008-м.

Вспоминая свою жизнь, он, по-видимому, испытывал тоску по первым удачным образцам ружей, как это часто и бывает, и желал вновь оказаться в преклонные годы в их окружении. Можно привести одно высказывание Мастера, касающееся его творческого наследия: «Моя ошибка состояла в том, что я думал — буду жить вечно. За всю свою жизнь я сделал огромное количество изобретений, но не сохранил ни одного первичного образца, сделанного моими руками».

Действительно, трудно назвать хоть одно базисное изделие Benelli Armi, в создании которого не участвовал Бруно Чиволани или не оказывался единственным его автором, будь то самозарядное ружьё или пистолет. Лестно, наверное, ему было читать эпитеты в свой адрес вроде «талантливый инженер из Болоньи», хотя не суждено было великому Мастеру окончить даже среднюю школу.

Жизнь и творчество Бруно Чиволани пока не удостоились должного внимания историков оружия и оружиеведов, в том числе и отечественных — итальянских, и мне пока известна только одна статья, подготовленная сотрудником журнала «Armi e Tiro» Джилбертом Чевреллати ещё при жизни Мастера. По-видимому, вся работа по изучению творческого наследия этого итальянского оружейника ещё впереди, как и его подробное жизнеописание. Бруно Чиволани сотворил себе рукотворный памятник и вошёл в немногочисленную когорту великих изобретателей-оружейников мира. Долг исследователей — по достоинству оценить сделанное им и сотворить ему «памятник нерукотворный».

 

Источник: Калашников. 4/2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *