ЗНАКОМЬТЕСЬ: ORSIS – ВЫСОКОТОЧНЫЕ ОРУЖЕЙНЫЕ СИСТЕМЫ


Статья из журнала «Основной Инстинкт» 11/2011

Оружие «ОРСИС» в нашем магазине.

орсисНовые компании в оружейном бизнесе появляются не часто. Тем интереснее, что в этом году у людей, увлекающихся оружием, охотой и высокоточной стрельбой, нашелся повод заговорить о событии такого рода. И что самое любопытное – заговорить применительно к России, стране, давно не предлагавшей всерьез заслуживающие внимания охотничьи и спортивные оружейные новинки и, казалось бы, окончательно уступившей этот рынок не только именитым иностранцам, но и достаточно молодым турецким производителям.

 Речь идет, как многие читатели уже, наверное, догадались, о Группе компаний «Промтехнологии», которая запустила в этом году серийное производство спортивного, охотничьего и тактического нарезного оружия на своем заводе в Москве. О планах нового производства «ОИ» попросил рассказать Генерального директора компании Алексея Сорокина, одного из ведущих в России экспертов в области стрелкового спорта и огнестрельного оружия, мастера спорта СССР по пулевой стрельбе, члена Сборной России по бенчресту, президента Национальной федерации высокоточной стрельбы.

 

«ОИ»: Давайте начнем с самого начала. Что такое Группа компаний «Промтехнологии»?

– Это частная оружейная компания, созданная в 2009 году при активном участии лучших российских стрелков и экспертов Национальной федерации высокоточной стрельбы. Насколько быстро она развивается, судите сами. Мы очень ответственно подошли к выбору технологий, на изучение которых у нас ушло немало времени. Непосредственно к организации производства приступили в мае 2010 года, а уже в декабре на нашу производственную площадку в Москве начало поступать первое оборудование.

К настоящему времени мы полностью укомплектовали станочный парк завода самым современным и высокотехнологичным оборудованием с программно-числовым управлением. Некоторые наши станки, скажу не без гордости, по-настоящему уникальны: они существуют в мире всего в двух-трех экземплярах. Чтобы не углубляться в детали, отмечу лишь, что, пожалуй, никакая другая оружейная компания в мире не вкладывала в организацию и оснащение производства сопоставимый объем средств.

Производственные мощности завода позволяют изготавливать порядка 5-6 тысяч винтовок в год. С одной стороны, это хороший объем для России. С другой – тот же «Ремингтон» (в самом дешевом «пластиковом» исполнении) завозится в нашу страну контейнерами, так что нам есть к чему стремиться и куда расти.

Уже сейчас мы производим широкую линейку спортивных, охотничьих и тактических винтовок под брендом ORSIS, который расшифровывается достаточно просто – оружейные системы.

«ОИ»: В чем конкурентные преимущества вашей продукции? Проще говоря, с чем компания выходит на рынок?

– Преимущества компании – это используемые технологии, производственные «ноу-хау», высококачественное сырье и компетентные люди. Например, все знают, что самой сложной в изготовлении частью оружия является ствол. Чем точнее геометрия ствола, тем точнее стреляет винтовка, на которой он установлен. Так вот, качество обработки металла, которого нам удалось добиться на производстве, позволяет сравнить наши стволы с произведениями искусства. В первую очередь это возможно благодаря используемой нами технологии профилирования нарезов канала ствола, которая известна под названием «однопроходное резание», или «строгание шпалером». Это наиболее совершенный из всех существующих на сегодня способов изготовления стволов, который позволяет получать почти идеальную геометрию канала ствола. Так, величина допусков по глубине нарезов составляет менее 0,001 мм, по шагу нарезов – 0,004 мм. Чистота обработки поверхности по полям достигает Rz 0,16 мкм, по нарезам – Rz 0,8 мкм. Для российской промышленности эти показатели были еще совсем недавно недостижимы.

Немаловажно и то, что наша продукция – российского происхождения на все сто процентов. Оружейный завод ГК «Промтехнологии» – это предприятие полного цикла. Все без исключения компоненты винтовок ORSIS спроектированы и произведены на заводе компании.

«ОИ»: В СМИ были сообщения о том, что ваше предприятие ориентировано прежде всего на удовлетворение военных нужд. Рынок гражданского оружия для вас не является приоритетным?

– Это не так. Одна из задач, которую мы перед собой поставили, действительно связана с созданием независимой от экспортных поставок системы снабжения качественной продукцией специальных подразделений силовых ведомств России (Министерства обороны, ФСБ, ФСО, МВД и т. д.). Это очень серьезные заказчики, так что со всех точек зрения странно было бы не принимать их во внимание. Но выпускать мы планируем как боевое, так и спортивное и охотничье оружие. Более того, первые образцы наших винтовок как раз и предназначены для спортсменов и охотников. Мы выходим на рынок гражданского оружия с широким и разнообразным ассортиментом.

«ОИ»: Сколько моделей винтовок вы производите сегодня?

– Сейчас мы предлагаем восемь базовых моделей. Это винтовки для спорта, различных видов охоты и тактических задач. Винтовка (если хотите, как конструктор «Лего») состоит из различных компонентов, вариативность исполнения которых очень разнообразна. Для примера: только по твистам и шагу нарезов возможно около 300 различных комбинаций. К этому прибавим около 40 калибров, любую длину и тип ствола (в соответствии с законодательством РФ), различные виды лож, затворных групп, магазинов и т. д. На данном этапе наш ассортиментный диапазон достигает около 3500 возможных вариантов исполнения. Это очень много не только для компании, но и для рынка в целом.

«ОИ»: Как оценивают потребители вашу продукцию? Есть ли уже какие-то отклики?

– Лучше всяких слов о реакции потребителей говорит количество заказов. Хочу сказать, что производственный план предприятия уже расписан на несколько месяцев вперед. Кроме того, у нас огромное количество заказов на такие услуги, как перествол, ремонтные работы и многое другое.

Наша продукция вызвала большой интерес на всероссийской выставке вооружений в Нижнем Тагиле и на инвестиционном форуме в Сочи.

В Нижнем Тагиле мы показали свою новинку – тактическую винтовку T-5000, которая была представлена в двух «классических» снайперских калибрах: .308 Win и .338 LapuaMag. Интерес был очень большой! Нас посетили делегации из Германии, Чехии, Австралии, стран ближнего зарубежья. Во время выставки мы устроили демонстрационные стрельбы по легко разрушаемым целям на дистанциях 100, 300 и 540 м. Во время демонстрации мы позволили стрелять из наших винтовок всем желающим. И, что любопытно, даже неподготовленные стрелки, среди которых были и девушки, попадали в цель. Причем стрельба велась обычными, покупными патронами, и дул непростой ветер, так что было приятно видеть удивленные глаза стрелявших, удивленных и отсутствием отдачи, и легкостью попаданий.

На инвестиционном форуме в Сочи стенд с винтовками ORSIS посетили Председатель Правительства РФ В.В. Путин, члены правительства, главы субъектов Российской Федерации, представители крупного и среднего бизнеса. Если в Нижнем Тагиле мы показали только тактическую винтовку, то в Сочи было представлено сразу пять моделей винтовок ORSIS SE различного назначения: Alpine SE, T-5000, Hunter SE, Benchrest SE, F-Class. С учетом того факта, что строительство завода было начато полтора года назад, такой результат для компании можно оценить как очень хороший. Но, хочу отметить, это только начало.

«ОИ»: Вернемся к производству. Насколько остро стоит перед вами проблема поиска и набора квалифицированных кадров?

– Кадры – серьезная проблема. У нас очень жесткие требования к соискателям, ведь современное высокотехнологичное производство нуждается не только в квалифицированных кадрах, но и в людях, готовых усвоить новые для нашей страны стандарты производственной культуры. Не раз мы были вынуждены увольнять даже профессионалов своего дела, которые не смогли вписаться в нашу систему требований. Это были люди, привыкшие отсиживать на рабочем месте свои 8 часов и не способные при этом сказать, сколько времени им нужно для того, чтобы решить ту или иную задачу. А нам нужны люди, умеющие не только исполнять, но и ставить перед собой новые задачи, нам нужен ритм, так как мы, как я уже говорил, развиваемся очень быстро.

Сейчас в компании трудятся более 100 человек. В целом костяк нового производства сформировался.

«ОИ»: При таких затратах на производство и таком внимании к качеству персонала, в каком ценовом сегменте окажется ваша продукция? Будете ли вы, в частности, ориентироваться на кошелек рядового российского охотника?

– А как определить возможности этого кошелька применительно к покупке оружия?

«ОИ»: Ну, скажем, можно ли будет у вас приобрести винтовку, располагая суммой до 25 тысяч рублей?

– Однозначно нет. Я убежден, что сегодня в России нельзя сделать качественную винтовку за такие деньги. По моим подсчетам, она должна стоить не меньше 40 тысяч. В перспективе модели в этой ценовой категории у нас появятся.

Сейчас мы производим серийные модели винтовок в диапазоне от 82 до 125 тысяч рублей. Кастомизированное оружие, разумеется, стоит дороже.

За что люди готовы платить? За вполне определенные технические параметры, специальные качества и преимущества, которыми конкретное оружие обладает в сравнении со своими «одноклассниками» по ценовой нише. Наша продукция по ряду показателей объективно превосходит зарубежную. Мы смогли создать уникальное оружейное производство полного цикла, по техническому оснащению – лучшее в Европе. Достаточно сказать, что по ключевому показателю для высокоточного оружия – кучности стрельбы – серийные образцы винтовок ORSIS показывают результаты на уровне не более 0,5 угловых минут.

Кроме того, мы предлагаем уникальную для России возможность изготовления нарезного оружия на заказ практически в любом исполнении и с любыми тактико техническими характеристиками. Я могу с ходу назвать два десятка калибров, которые в принципе люди хотели бы покупать, но их не предлагает им ни одна уважаемая компания. А у нас будет широчайший ассортимент предложений, в том числе и для тех, кто хочет получить какой-то специфический калибр.

«ОИ»: Конкуренция на оружейном рынке достаточно серьезная. У известных брендов есть перед вами несомненное преимущество. Конечно, можно сделать карабин лучше, к примеру, Sauer, но придется долго убеждать рынок, что он действительно лучше.

– Давайте возьмем не Sauer с его долгой историей, а гораздо более молодой по меркам оружейного мира Blaser. Он смог завоевать свое место под солнцем?

«ОИ»: Безусловно.

– И произошло это, согласитесь, достаточно быстро. Я могу привести еще несколько примеров, когда новые компании выходили на рынок и добивались сумасшедшего коммерческого успеха. Возьмем тот же Bushmaster или Grand Power, которым сегодня не хватает мощностей, чтобы выполнять все заказы. Я не хочу показаться нескромным, равняя нашу компанию с уже завоевавшими уважение и репутацию брендами. Я лишь хочу подчеркнуть, что и сегодня компания без многовековой истории имеет возможность стать в оружейном бизнесе одним из ведущих игроков.

Как стрелок и как пользователь, я вижу, что на рынке колоссальный дефицит качественного оружия. Я говорю не о России, а о мировом оружейном рынке в целом. Предложений с высококачественными стволами, с надежными системами работы механизмов запирания, с гарантированной высокой точностью стрельбы очень мало. Серийных образцов заводских винтовок, которые, как говорится, «из коробки стреляют», раз-два и обчелся.

Именно поэтому наша философия очень проста: «Если мы будем делать качественное оружие, покупатель найдется». Не случайно ведь говорят, что один довольный клиент приведет еще одного, а один недовольный уведет полсотни.

А имя — дело наживное. Да, та же Beretta существует уже четыреста лет, а мы – чуть больше года. Это объективная реальность. Мы же не можем искусственно постареть.

«ОИ»: Вам, несомненно, придется преодолевать существующее предубеждение, что в России не умеют делать качественную высокотехнологичную продукцию. В силу целого ряда причин это относится и к автомобилям, и к электронике, и, в частности, к гражданскому оружию.

– В ваших рассуждениях есть немалая доля правды. Но, с другой стороны, мы знаем, что любой российский товар начинает хорошо восприниматься дома после того, как его начинают покупать на Западе. Мы это учитываем и собираемся активно работать на разных рынках.

В Москве мы продаем свое оружие в собственном фирменном салоне ORSIS, который открылся этим летом (если другие магазины захотят выставить его на своих полках, возражать не будем), а в регионах – через дилеров. Для них оно будет представлять интерес в силу нескольких обстоятельств. Во-первых, мы – российское производство; во-вторых, у нас очень короткий финансовый и производственный цикл, то есть взаимодействовать с нами им будет достаточно удобно. Для этого не нужно связываться с таможней, решать проблемы ввоза, логистики и прочее. И, наконец, в-третьих, все проблемы, связанные с сертификацией, это наши проблемы. Дилеры получают продукт, полностью готовый к продаже. Но главное, мы создаем комфортные условия для российского потребителя. Ведь приобретая нашу винтовку, он получает качественную и оперативную систему технического обслуживания. То, чего владельцы зарубежной продукции зачастую лишены.

Но Россия для нас не единственный рынок сбыта. Мы планируем продавать за рубежом не только винтовки в сборе, но и комплектующие: стволы, бланки стволов, затворные группы, спусковой механизм, оригинальное устройство которого, к слову, разработано нашими конструкторами и запатентовано. Мы, кстати, уже сегодня получили запросы от немецких и швейцарских компаний на производство бланков стволов.

Также для нас принципиально присутствие на американском рынке. Европа по сравнению с ним несколько более консервативна и ориентирована на традиционные бренды. Американский же рынок, с одной стороны, очень требователен к качеству, а с другой – менее зависим от громких имен и стереотипов, более доброжелателен и открыт тому, чтобы качество продукции даже мало известной компании объективно оценивать. Еще одно несомненное достоинство американского оружейного рынка, важное для нас, связано с тем, что на нем есть лидеры мнений – опытные и известные стрелки, спортсмены, к мнению которых общественность прислушивается. Стрелки – люди активные, много общающиеся. В этой среде работает эффект камня, брошенного в воду – круги расходятся очень быстро.

«ОИ»: Высокоточную стрельбу часто сравнивают с «Формулой-1». Мало кто владеет этим искусством, но смотреть всегда интересно.

– Это правда. Высокоточная стрельба – наука, которая требует очень большого количества знаний. Я, например, мастер спорта СССР по пулевой стрельбе. В этом виде спорта надо было тренировать тело. А вот при стрельбе на дальние расстояния, нужно прежде всего тренировать мозги. Ведь стрелок высокоточник имеет дело с огромным количеством факторов, влияющих на точность выстрела. Это и рельеф местности, и ветер, работа с которым требует умения производить всевозможные расчеты. Можно сказать, что высокоточная стрельба – это своего рода интеллектуальный вызов природе.

Для того чтобы наши винтовки и стволы получили признание как самые точные, очень важно побеждать на соревнованиях. Мы будем формировать команду для участия в различных турнирах, в том числе зарубежных. В этом году мы выступили спонсорами варминт турнира московского клуба «Сафари». Привезли туда винтовки и показали их возможности.

Наиболее перспективными регионами мы считаем Москву, Санкт-Петербург, юг России – там много хороших стрелков и, что принципиально, есть где стрелять.

Вообще в нашей стране мест, куда могут приехать гражданские лица и пострелять на дистанциях 500-1000 метров, крайне мало. Я вырос на Дальнем Востоке, жил во Владивостоке и Хабаровске (отец был военным), стрелял всю свою жизнь. Там мы договаривались с пограничниками, брали косы, бензопилы, расчищали стрельбище на 800 метров и стреляли. Хорошо, что можно было найти хотя бы такое решение.

Конечно, в наших планах оборудовать не очень далеко от Москвы свое стрельбище. Ведь как только появляется место для стрельбы на дальние дистанции, спрос на высокоточное оружие стремительно растет. Приезжает, к примеру, человек, который хорошо стреляет, со своим проверенным оружием на профессиональные или любительские соревнования и по их результатам видит себя в конце списка. Естественно, он идет и покупает то оружие, которое может помочь ему достичь более высокого результата.

Сегодня в России происходит то, что уже произошло в США, с некоторой поправкой на время: рынок охотничьего оружия перестает быть определяющим. Еще 15 20 лет назад американские охотничьи издания были посвящены охоте, и только последние полторы-две странички отводились под материалы про практическую стрельбу, соревнования и так далее. Теперь – все с точностью до наоборот: 90% информации – про стрельбу, остальные 10% – непосредственно про охоту.

У нас рынок стрелкового оружия сейчас тоже развивается гораздо более динамично, чем рынок оружия охотничьего. Рост интереса к стрельбе очевиден: только в Москве уже более 2500 человек являются членами IPSC. Состязания по снайпингу, по «высокоточке», по практической стрельбе привлекают все больше не только участников, но и зрителей.

Пока дальнейшее развитие упирается в явную нехватку стрельбищ. Как только появятся нормальные условия, этот рынок будет расти еще быстрее.

«ОИ»: О каких еще, кроме оборудования своего стрельбища, планах вы можете рассказать?

-У нас есть программа строительства патронного завода, специализирующегося на производстве высококачественных боеприпасов, и универсального завода, ориентированного на выпуск массовой продукции (именно там мы и надеемся найти технические решения для производства качественной винтовки, которая будет стоить порядка 40 тысяч рублей). Кроме того, сейчас совместно с иностранными партнерами мы создаем линию по производству гладкоствольных ружей – вертикальных, горизонтальных, с полным замком. Эта линия, которую мы намерены запустить в течение полутора лет, станет разумным дополнением к нашему собственному производству нарезного охотничьего оружия. Иными словами, наша основная задача – создать современное оружейное производство, которое по всем позициям соответствовало бы мировым стандартам. Это позволит добиться замещения на российском рынке импортной продукции на более качественные и разнообразные по моделям и исполнению образцы отечественного производства и укрепить позиции российской компании на оружейных рынках других стран.